+7 (499)579-82-67
Консультация
ru en 

Современные подходы к терапии опоясывающего лишая. Интерферон-гамма в терапии генитального герпеса

Современные подходы к терапии опоясывающего лишая. Интерферон-гамма в терапии генитального герпеса

Авторы
  • Малеев В.В. Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова
  • Шмелев Владимир Заместитель генерального директора по науке и технологиям ООО "НПП Фармаклон"
  • Гиндис А.А. ФГУ ЦНИКВИ Росздрава
  • Рахматулина Маргарита Рафиковна д.м.н., заведующая отделом инфекций, передаваемых половым путем ФГБУ "Государственный научный центр дерматовенерологии и косметологии» Минздрава России

Источник: «Инфекционные болезни», №3, 2007


Современные подходы к терапии опоясывающего лишая

В.В.Малеев, Центральный НИИ эпидемиологии Роспотребналзора, Москва;
В.А.Шмелев, ООО "НПП Фармаклон", Москва;
А.Гиндис, ООО "НПП Фармаклон", Москва;
М.Р.Рахматулина, Центральный научно-исследовательский кожно-венерологический институт Росмедтехнологий, Москва;

     Опоясывающий лишай (ОЛ) (Postherpetic Neuralgia, Herpes Zoster) представляет собой инфекционное кожное заболевание, характеризующееся появлением на коже сыпи и везикул и вызываемое вирусом опоясывающего лишав (Varicella-zoster virus, B3B). Вирус является наименьшим из a-герпес вирусов с геномом, состоящим приблизительно из 125 тысяч нуклеотидных пар, и содержит, по крайней мере, 70 уникальных открытых рамок считывания (ORFs) и три дублированных гена, ORFs 62 и 71, 63 и 70, 64 и 69, Геномная ДНК ВЗВ упакована в икосаэдрическом капсиде, включающем вирусные белки, которые инициируют репликацию ДНК, когда вирус проникает в клетку хозяина. Репликация ВЗВ зависит от экспрессии непосредственно ранних регуляторных генов, что характерно для вирусов герпеса.
     ВЗВ вызывает ветряную оспу у детей и, переходя в латентное состояние в сенсорных (задних) корешках ганглиев после первичной инфекции, может повторно проявиться в поздние периоды жизни, вызывая точно такие же высыпания, как и при ветряной оспе, но лишь по ходу иннервации тех нервов, в ганглии которых произошла инвазия вируса.
Факторами, способствующими угнетению иммунных механизмов, являются: инфицирование вирусом иммунодефицительное использование кортикостероидов и антибактериальных препаратов и др.
     Клиническая картина заболевания в типичных случаях начинается с ощущения боли в месте будущей локализации сыпи до появления кожных элементов, в связи с чем диагностика опоясывающего лишая нередко оказывается затруднительной. В это же время возможно появление симптомов общей интоксикации (повышение температуры тела, головная боль, тошнота и рвота). В среднем через 3-5 дней после появления болей возникают отечность и гиперемия кожи в очаге поражения, на фоне которых образуются мелкие сгруппированные узелковые элементы, через непродолжительное время трансформирующиеся в везикулы с прозрачным содержимым, которое в дальнейшем становится мутным. Для заболевания характерен полиморфизм клинической картины, и в разгаре инфекционного процесса можно увидеть высыпания на разных этапах развития. Процесс, как правило, носит односторонний характер и локализуется по ходу нервов на кожных покровах грудной клетки, несколько реже - в зоне иннервации тройничного нерва, на коже шеи, в пояснично-крестцовой области, по ходу лицевого, ушного, слухового нервов и на конечностях. Практически у всех больных развивается региональная лимфаденопатия.
     Патоморфологические изменения кожи напоминают таковые при простом герпесе и представляют собой внутриклеточный и межклеточный отек в эпидермисе с образованием пузырьков в верхних отделах росткового слоя, баллонирующую дегенерацию и дистрофию цитоплазмы, наличие гигантских клеток, содержащих несколько ядер, в том числе с эозинофильными включениями. В дерме наблюдается слабовыраженная инфильтрация нейтрофильными гранулоцитами, которые имеют тенденцию к миграции в эпидермис. Аналогичные поражения обнаруживаются в клетках различных структур головного и спинного мозга, а также печени, селезенки, надпочечников при генерализации процесса [1].
     Самым частым осложнением опоясывающего лишая является постгерпетическая невралгия (ПГН), вероятность возникновения которой резко увеличивается с возрастом. Термин «постгерпетическая невралгия» используется в 3 значениях:
• боль, продолжающаяся после исчезновения сыпи;
• боль, продолжающаяся более 30 дней с момента появления кожных элементов;
• боль в течение 3-6 мес после развития острого эпизода
     Выделяют раннюю (до 6 мес от после эпизода опоясывающего герпеса соответственно) и позднюю (после 6 мес) ПГН.
     В сравнении с пациентами моложе 50 лет, индивидуумы в возрасте 50 лет и старше имеют более высокую частоту развития постгерпетической невралгии: в 14,7 раз больше через 30 дней и в 27,4 раз больше через 60 дней после развившегося опоясывающего лишая.
     Прогностическими факторами развития постгерпетической невралгии являются женский пол, наличие продромального периода, большая скорость развития симптомов и большая интенсивность острой боли. Пациенты, у которых постгерпетическая невралгия не развивалась, были значительно моложе и имели меньшую острую боль, но более тяжелые и широко распространенные высыпания [2, 3].
     В настоящее время, согласно общемировой практике, препаратом выбора при лечении ОЛ является фамцикловир в дозе 500 мг 3 раза в сутки. В качестве патогенетической терапии используются также трициклические антидепрессанты (у пожилых пациентов), глюкокортикостероиды (могут рассматриваться лечащим врачом как терапевтическая опция при наличии выраженного воспалительного компонента в остром периоде при отсутствии противопоказаний и принимая во внимание риски, ассоциированные с нежелательными эффектами), симпатические блокады.
     В последние годы стали появляться исследования, посвященные изучению эффективности использования интерферонов в терапии ОЛ.
     Интерфероны (ИФН) представляют собой мультигенное семейство индуцибельных цитокинов, обладающих разнообразными функциями, включающими противовирусную, антипролиферативную, противоопухолевую и иммуномодулирующую. ИФНы обычно группируют в два типа [4]. Тип I ИФНов, также известный как вирусный ИФН, включает ИФН-а (лейкоцитарный), ИФН-b (фибробластный) и ИФН-w. Тип II ИФН, известный как иммунный, включает ИФН-у. Вирусные ИФНы индуцируются в процессе вирусной инфекции, а синтез ИФН II типа (ИФН-у) индуцируется митогенными или антигенными стимулами.      Большинство типов вирусоинфицированных клеток способно синтезировать ИФН-a/b в клеточной культуре. В противоположность этому ИФН-у синтезируется только некоторыми клетками иммунной системы, включая естественные киллерные (НК) клетки, CD4 ТЫ клетки и CDS цитотоксические супрессорные клетки [5].
     При том, что ИФН-у обладает уникальными иммунорегулирующими действиями, которые являются особенно важными во врожденном ответе хозяина на микробные инфекции, он также играет роль в защите против вирусной инфекции, особенно в долговременном контроле вирусных инфекций [6].
     Несмотря на то, что ИФНы идентифицированы как антивирусные агенты достаточно давно, основы их действия до сих пор полностью не изучены. В некоторых исследованиях были продемонстрированы противовирусные эффекты интерферонов in vitro против вируса опоясывающего лишая и вируса простого герпеса. Величины 50%-й ингибирующей (болевые ощущения в области поражения), наблюдавшиеся ранее. В эти же сроки в группе сравнения субъективные и объективные признаки сохранились у 1 (14,3%) больного.

infect_tabl1.jpg 

     В основной группе на визите 5 в 1 (12,5%) случае сохранялись субъективные признаки опоясывающего лишая, наблюдавшиеся ранее. В группе сравнения на визите 5 субъективные признаки сохранились у 1 (14,3%) участника.
Все пациенты отметили хорошую переносимость препарата Ингарон.      Результаты клинического и биохимического анализов крови значимых сдвигов не выявили. У одного из пациентов основной группы (12,5%) отмечалось нежелательное явление легкой степени тяжести в виде головокружения, возможно связанное с применением препарата. Клинически значимых изменений при физикальном исследовании пациентов не было.
     После полученной терапии у 87,5% пациентов основной группы, прошедших лечение опоясывающего лишая препаратом ИФН-у, отмечалось исчезновение субъективных и объективных симптомов заболевания. Аналогичные результаты были получены в группе сравнения - в 85,7% случаев отмечалось клиническое выздоровление. Это позволяет говорить о высокой (87,5%) клинической эффективности отечественного препарата Ингарон, и рекомендовать его использование в практике дерматовенерологов при терапии опоясывающего лишая.

Литература
1 ХахапинЛ.Н. Вирусы простого герпеса у человека Consilium medicum 1999; 1(1).
2. Clioo P.W., Galil К., Donahue J.G., Walker A.M., Spiegelman D., Platt R. Risk fac¬tors for postnerpetic neuralgia. Arch Intern Med 1Э97; 157(11): 1217-24.
3 Siankus S.J., Dlugopolski M., Packer D. Management of heroes zoster (shingles) and postherpetic neuralgia. Am Fan Physician 2000; 61(8): 2437-44, 2447-8. Review.
4. Samuel B.U., Cherian Т., Sridharan G., Mukundan P., Jotin Т J. Immune response
to intradermally injected inactivated poliovirus vaccine. Lancet 1991; 338(8763);
343-1.
5. Bach F.H., Hancock W.W., Ferran C. Protective genes expressed in endothelial cells:
a regulatory response to injury. Immunol Today 1ЭЭ7; 18(10): 483-6. Review.
6. Cantin E., Tanamachi В., Openshaw H.. Mann J., Clarke K. Gamma mterferon (IFN-
gamma) receptor null-mutant mice are more susceptible to herpes simplex virus type
1 infection than IFN-gamma ligand null-mutant mice. J Viral 1999; 73(6); 5196-200
7. Balachandra K., Thawaranantha D., Ayuthaya P.I., Bhumisawasdi J.. Stiiraki K.,
Vamanishi K. Effects of human alpha, beta and gamma mterferans on varicella
zoster virus in vitro. Southeast Asian J Trop Med Public Health 1994; 25(2):
252-7.


Интерферон-гамма в терапии генитального герпеса


М.Р.Рахматулина, Центральный научно-исследовательский кожно-венерологический институт Росмедтехнологий, Москва;

     Под генитальным герпесом (ГГ) понимают хроническое рецидивирующее вирусное заболевание, передающееся преимущественно половым путем, которое вызывается вирусом простого герпеса (ВПГ) 2 и/или 1 типа. В большинстве наблюдений инфекционным агентом при генитальном герпесе является ВПГ-2, однако, как показывает мировая практика, до 30% случаев генитального герпеса вызывается ВПГ-1, и орально-генитальным путями заражения. Входными воротами для генитального герпеса служат кожные покровы, слизистые оболочки наружных гениталий и влагалища.
     Описано более 100 представителей семейства герпесвирусов. Герпесвирусы человека распространены повсеместно - это убиквитарная инфекция. Отличительное свойство представителей этого семейства - способность вызывать хроническую латентную инфекцию, с длительным (пожизненным) персистированием и последующей периодической реактивацией [1].
Заболевание передается, преимущественно при сексуальных контактах, от больного генитальным герпесом или
генитальным или орально-анальным. Инфицирование может происходить как при наличии клинической симптоматики герпетической инфекции у партнера, являющегося источником заболевания, так и при ее отсутствии, но в период выделения вируса, что имеет важное эпидемиологическое значение. Будучи однажды инфицированным, человек пожизненно сосуществует с ВПГ.
Размер вириона составляет 120-150 нм. Геном ВПГ представлен двуспиральной линейной ДНК. Структура генома герпесвирусов отлична от таковой других ДНК-содержащих вирусов: 2 олигонуклеотида, расположенные в специфической последовательности, с обеих сторон окружены такими же олигонукпеотидами, но расположенными в инвертированной последовательности. Эти 2 компонента могут меняться местами по отношению друг к другу, так что ДНК, изолированная из вируса, состоит из 4 изомеров, различающихся ориентацией 2 компонентов. Геномы ВПГ-1 и ВПГ-2 приблизительно на 50% гомологичны. Вирусный геном упакован в капсид правильной икосаэдрической формы, состоящий из 162 капсомеров. Снаружи вирус покрыт липид-содержащей оболочкой, представляющей собой участок модифицированной клеточной мембраны. На своей оболочке ВПГ имеет антирецепторы, благодаря чему он может присоединяться к клеткам эктодермального и эндодермального происхождения. Между капсидом и липидной оболочкой находится еще одна оболочка, состоящая из ряда вирусных белков [1, 2].
     ВПГ имеет 11 поверхностных гликопротеидов, которые обозначают заглавными латинскими буквами (gB, gD и т.д.]. Различия между ВПГ-1 и ВПГ-2 обусловлены различиями в гликопротеиде G. Этот феномен используется при проведении типоспецифической серологической лабораторной диагностики для дифференциации ВПГ-1 и ВПГ-2 [1].
     Герпесвирусы могут существовать в 2 формах: активная (реплицирующаяся или размножающаяся) форма и латентно-ассоциированные транскрипты (ЛАТ). Пребывая в латентном состоянии, возбудитель не образует полноценных вирионов. Размножение ВПГ в эпителиоцитах слизистой ротовой полости, генитального тракта или кожи приводит к распространению вируса к чувствительным нервным окончаниям. Далее, периневрально ВПГ проникает в нейроны чувствительных ганглиев. При этом гематогенный и лимфогенныи пути распространения носят подчиненный характер. После непродолжительного периода репликации в нейронах под влиянием клеточных реакций иммунитета, обусловленных элементами астроглии, устанавливается латентная инфекция. Некоторые авторы считают, что герпесвирусы обладают некоторым базальным уровнем репликации даже в латентном состоянии, другие авторы считают, что вирусы полностью неактивны.
     Генитальный герпес является наиболее распространенным язвенным заболеванием половых органов. Сероэпидемиологические исследования, проведенные в США, указывают на повсеместное распространение генитальной герпетической инфекции. Ежегодно генитальным герпесом заболевают 500 000 человек. У большинства из них инфекция остается нераспознанной вследствие частых субклинических форм [3].
     Частота инфицирования вновь приобретенным ВПГ 2 типа составляет 5,1 на 100 человек в год. В избранных группах частота герпетической инфекции выше. Так, антитела к ВПГ 2 типа были обнаружены у 23% пациентов венерологических клиник Лондона, в то время как у доноров крови этот показатель составлял 8%. В тех же группах частота инфицирования ВПГ 1 типа составляла 60 и 45% соответственно [4, 5].
     Согласно существующей международной классификации различают первичный и рецидивирующий генитальный герпес. Последний, в свою очередь, подразделяется на типичную и атипичную клинические формы и бессимптомное выделение вируса.
     Рецидивирующая инфекция, как правило, диагностируется у пациентов, имеющих одновременно симптомы генитального герпеса и антитела к реактивированному типу вируса. У половины из них рецидив генитального герпеса возникает в первые 6 мес от перенесенного первичного эпизода. Тяжесть и продолжительность клинических проявлений при рецидивах менее выражены, чем при первичной форме генитального герпеса. Обычно длительность рецидива составляет 7-10 дней. Рецидивы при инфицировании ВПГ 2 типа возникают раньше и чаще, чем при ВПГ 1 типа.
     Факторами, способствующими рецидивированию генитального герпеса, являются снижение иммунологической реактивности, переохлаждение организма, тяжелые интеркуррентные заболевания, резкая перемена климата, медицинские манипуляции (аборты и введение внутриматочных контрацептивов, гистероскопия) и др.
     У большинства больных рецидив генитального герпеса происходит после характерного продромального периода длительностью 12-36 ч, при котором больные отмечают зуд, жжение или боль в месте, где в дальнейшем появятся герпетические пузырьки. Иногда могут возникать невралгические боли с иррадиацией в поясничную область и нижние конечности. В последующем появляются высыпания в виде отдельных или сгрупированных везикулезных элементов размером 2-3 мм на эритематозном фоне, имеющих тенденцию к возвратным проявлениям на том же месте. В дальнейшем везикулы вскрываются с образованием эрозий с полициклическими очертаниями. 
     Наиболее характерным проявлением рецидивирующего генитального герпеса у мужчин является рецидивирующий баланопостит, который диагностируется примерно у половины больных. У женщин наиболее часто встречаются герпетический вульвовагинит, цервицит, особенностью течения которых является нередкое присоединение отека пораженной области. Иногда клинические проявления отечности половых губ превалируют над появившимися эрозивными высыпаниями.
     Общие симптомы при рецидиве генитального герпеса встречаются редко и ограничиваются невыраженной головной болью, слабостью. Паховые лимфаденопатии наблюдаются только при обширных герпетических высыпаниях.
     Многообразие клинических проявлений простого герпеса, повсеместное распространение вируса, пожизненная персистенция ВПГ в организме инфицированных нередко затрудняют диагностику и лечение этого заболевания. В связи с этим генитальный герпес относится к числу тех заболеваний, при которых полного излечения достичь невозможно.
     Основными задачами лечения ГГ являются уменьшение тяжести и продолжительности клинических проявлений инфекции, предупреждение развития осложнений и максимально возможное удлинение периода ремиссии.
     Основным направлением в лечении генитального герпеса является применение высокоспецифичных противовирусных препаратов - ациклических нуклеозидов, которые блокируют репликацию ВПГ. Рандомизированные контролируемые исследования показали, что ацикловир, валацикловир и фамцикловир оказывают достоверное супрессивное воздействие на ВПГ [6-8].
     Согласно принятой в мире практике, если число рецидивов за год не превышает 6, то проводят эпизодическую терапию в момент конкретного обострения аналогами нуклеозидов; если число рецидивов превышает 6 за год, то супрессивная терапия продолжается не менее полугода. 
     Поскольку любое обострение генитального герпеса связано с неблагоприятными изменениями иммунного статуса, при лечении герпетической инфекции показано использование иммунотерапии, включающей интеофероны или стимуляторы их эндогенного образования.
     Так, в исследовании Feduchi el al. (1989) было показано, что интерферон-а (ИФН-а) не ингибировал репликацию вируса простого герпеса типа 1 ни в HeLa ни в НЕр-2 клетках. Однако ИФН-у ингибировал трансляцию ВПГ-1 в НЕр-2 клетках, инфицированных с низкой множественностью. При этих условиях транскрипция вирусных генов а-22, ТК и у-0 была значительно уменьшена. Добавление человеческих ИФН-у и ФНО-а к НЕр-2 клеткам проявляет синергичное ингибирование трансляции генов ВПГ-1. Исследования ВПГ-1 генной транскрипции показывают, что действие и ФИО и ИФН-у блокировало шаг до ранней генной экспрессии. Этот ранний шаг в репликации, замедляемой ФИО и ИФН-у, отмечался после прикрепления и проникновения вируса в клетки, так как интернализация радиоактивных ВПГ-1 частиц вириона не была блокирована наличием этих двух цитокинов.
     В дальнейшем анализ эффектов ИФН-у на ранних этапах репликации 8ПГ-1 в первичных культурах селезеночных макрофагов в сравнении с ИФН-а/b показал, что обработка макрофагов рекомбинантным ИФН-у вела к дозозависимому сокращению выработки вирусного потомства, Ингибирование белкового синтеза было установлено для а-, [5- и у-белков ВПГ-1, Экспрессия раннего гена IE3 (ЮР-4) отличалась в ИФН-у или ИФН-и обработанных клетках. По данным Klotzbucher el al. (1990), ИФН-у и ИФН-я/0 ингибируют репликацию ВПГ-1 различными механизмами, а их комбинированное использование может повышать эффективность лечения.
     При исследовании роли ИФН-у при влагалищной инфекции ВПГ-2, Parr and Parr (1999) было продемонстрировано, что через 8 ч после внутривлагалищного инфицирования мышей концентрации ИФН-у во влагалищных секретах достигли уровней, которые могли быть противовирусными in vitro. Этот быстрый синтез ИФН-у произошел в иммунокомпетентных мышах, но отсутствовал в неимунокомпетентных, что указывает на необходимость присутствия Т-лимфоцитов памяти. Наличие ИФН-у во влагалищных секретах коррелировало со сверхрегуляцией антигенов II класа главного комплекса гитосовместимости (ГКГС) в эпителии и с энергичным (30-кратным) привлечением Т- и В-лимфоцитов во влагалище. Введение анти-ИФН-у антител in vivo иммунокомпетентным мышам за 17 ч до вирусного инфицирования блокировало все последующее проявления ИФН-у, сверхрегуляцию антигенов II класса ГКГС, адгезию Т-лимфоцитов к эндотелию, их привлечение во влагалище и заметно уменьшило иммунитет против повторной инфекции влагалищного эпителия.
     Во многих исследованиях было показано, что ИФН-у способен вызвать значительную продукцию окиси азота в макрофагах, что играет ключевую роль в антивирусной иммунологической защите. При этом ВПГ проявляет синергичный эффект с ИФН-у в индукции синтеза NO. Кроме того, большинство типов вирусоинфицированных клеток способно синтезировать ИФН-а/b в процессе вирусной инфекции. Однако синтез ИФН-у индуцируется митогенными или антигенными стимулами и только в некоторых клетках имунной системы. То есть, в ВПГ-инфицированном организме уже есть некоторый уровень ИФН-a/b и необходимо добавить ИФН-у для достижения выраженного синергичного противовирусного ответа.
     С целью изучения эффективности и безопасности отечественного ИФН-у в терапии генитального герпеса в ЦНИ-КВИ было проведено исследование нового препарата. Препарат, полученный микробиологическим синтезом в рекомбинантном штамме Eschenchia coli и очищенный колоночной хроматографией, представляет собой белок, состоящий из 144 аминокислотных остатков, с молекулярной массой 16,9 кДа. Сравнение эффективности и безопасности препарата при его подкожном введении проводилось с препаратом Ацикловир при его приеме внутрь у пациентов с генитальным герпесом.
     В исследование было включено 15 пациентов обоего пола в возрасте от 20 до 48 лет с диагнозом «Генитальная герпетическая инфекция», которые были условно разделены на две группы. Основная группа была представлена 7 пациентами, которым проводилась терапия отечественным препаратом ИФН-у по следующей схеме: подкожно по 500 000 ME 1 раз в сутки через 1 день. Курс лечения состоял из 5 инъекций.
     В группу сравнения вошли 8 пациентов, которым проводилась терапия препаратом Ацикловир перорально по 200 мг 5 раз в сутки в течение 10 дней. 
     Критериями включения в исследование являлись:
• пациенты обоего пола в возрасте от 18 до 50 лет;
• впервые диагностированный генитальный герпес не менее чем за год до включения в исследование;
• не менее 4 рецидивов генитального герпеса в течение
последнего года;
• наличие текущего обострения генитального герпеса;
• подтверждение диагноза генитального герпеса методами полимеразной цепной реакции (ПЦР) и/или прямой иммунофлуоресценции (ПИФ).
     Из исследования были исключены пациенты с положительными результатами обследования на инфекции, передаваемые половым путем (ИППП), гепатиты В и С, ВИЧ-инфекцию, больные с выраженной патологией со стороны сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного и респираторного тракта, а также больные, получавшие любую имму-нотропную терапию в течение последних 6 нед до включения в исследование.
     Перед включением пациентов в исследование проводились следующие мероприятия: изучение анамнеза (демографические данные, сведения о сопутствующих заболеваниях и о проводимой терапии), оценка общих показателей (ЧСС, АД, пульса, температуры тела), физикальное обследование (наружный осмотр аногенитальной области, обследование с помощью гинекологического зеркала Куско), проведение теста на беременность, получение клинического материала из уретры, боковых сводов влагалища, цервикального канала и прямой кишки для лабораторного исследования. Лабораторное исследование включало в себя: микроскопическое исследование полученного материала, ПЦР - исследование на ВПГ, серологическое исследование на сифилис и ВИЧ-инфекцию; гепатиты (HbsAg, anti-HCV}, клинический анализ крови и мочи.
     Через 3 дня после выполнения последней инъекции отечественного препарата ИФН-у в основной группе и через 1 день после завершения курсового приема Ацикловира в группе сравнения, проводилась оценка клинических проявлений заболевания и параметров безопасности лечения. Дополнительно оценка эффективности и безопасности проведенной терапии проводилась через 40 и 105 дней после завершения активной терапии.
     При оценке эффективности регистрировалась длительность ремиссии после активной терапии, рецидивы генитального герпеса за период 6 мес и время исчезновения клинических проявлений герпеса (высыпаний) и субъективных ощущений (зуд, жжение, боль).

infect_tabl2.jpg 

      При оценке безопасности выявлялись нежелательные явления, связанные с исследуемым препаратом и способом его введения; осуществлялся контроль за динамикой результатов гематологического и биохимического исследования крови, данных физикального исследования и определения показателей жизненных функций.
     На момент обращения за медицинской помощью длительность заболевания у пациентов составляла не менее одного года. В течение последнего года у всех пациентов было не менее 4 рецидивов генитального герпеса. В момент включения пациентов в исследование все они имели герпетические высыпания, большинство пациентов предъявляло жалобы на зуд, жжение и болезненность в области высыпаний (табл. 1). Диагноз генитального герпеса был подтвержден физикально и лабораторно (ПЦР, ПИФ).
     К одиннадцатому дню лечения в основной группе клинические проявления в виде герпетической сыпи сохранялись у трех пациентов (42,8%), болезненность в области высыпаний -у одного (14,3%), зуд у двух пациентов (28,6%). В группе сравнения эти показатели составили 37,5%, 12,5% и 12,5% соответственно.
     Через 40 дней после окончания терапии клинические проявления генитального герпеса были зарегистрированы только у одного (14,3%) пациента получавшего отечественный препарат ИФН-у, а в группе сравнения субъективные и объективные признаки герпесвирусной инфекции отсутствовали. Через 105 дней после окончания терапии ни в одной из групп не было зарегистрировано клинических проявлений герпетической инфекции (табл. 2).
     На основании полученных лабораторных данных изменения показателей во время и после окончания лечения не наблюдалось.
     Все пациенты отметили хорошую переносимость отечественного препарата ИФН-у.

infect_tabl3.jpg 

     Результаты биохимического и клинического исследования крови значимых изменений лабораторных показателей не выявили. У одного пациента в основной группе отмечалось незначительное повышение температуры тела до 37,1°С (14,3%). Клинически значимых изменений при физикалъном обследовании не выявлено. 
     Таким образом, после полученной терапии отечественным препаратом ИФН-у отмечалось отсутствие субъективных жалоб и объектных клинических проявлений у 85,7% пациентов. Согласно проведенным исследованиям и полученным данным, отечественный препарат ИФН-у обладает высоким клиническим эффектом, и может быть использован в лечении генитального герпеса.

Литература
1. Gutltrie R. American Herpes Foundation Monit
2. Patrick D. (Ed]. Managing genital herpes: a
Europe Ltd, 2004.
3. Division ot STD Prevention CFDCAP. Sexually transmitted disease surveillance,
1ЭЭ6. Atlanta: CDC 1997.
4. Cowan P.M., Johnson A.M., Ashley R.. et al. Relationship between antibodies lo her¬
pes simple* virus (HSV) and symptoms of HSV infection. J Infect Dis 1996; 174:470.
5. Nahrnias A.J., Lee F.K , Bechman-Nahmias S. Sera-epidemiologies I and sociological
patterns of herpes simplex virus infection in the world. Scand J Infect Dis 1990; 69119.
Ё. Wald A., Benedetti J , Davis G , et al. A randomized, double-blind, comparative trial comparing high-arid standard-dose oral acyclovir for first-episode genital tierpes infections Antimicroh Agents Chemother 1994: 38:174.
7. Perry C.M., Wagstaff A.J. Famciclovir. A review of its pharmacological properties
and therapeutic efficacy in herpesvirus infections. Drugs 1995; 50: 396.
8. Perry С M., Faulds D. Valaciclovir. A review of its antiviral activity, pharmacokmetic
oronerties, and therapeutic efficacy in herpesvirus infections. Druas 1996: 52: 754.